Zeitsinn

View the Project on GitHub compartia/Zeitsinn

Абразивная ода

— А что почитатель наш там,
о, любимая, понята́я понятливая?

— Рапортую: у него молоко убежало,
засорился гобой и не склеен обо́й,
ему бы кончики дня свести
к кончине, в окружность длины 24*
ленту закольцевать —
это его симметричный*
ответ «жизни, Вселенной и всему такому» —
анекдот 42*,
лопата, грабли, метла,
склеп, ящерица, Спок,
ему бы стрелкой что дворником
век омывать циферблять.
А у тебя что опять?

— Из уст твоих слышу
запах юного Заратустры. Думаю,
неопределенность претит неокортексу, поэтому
некоторые любят наручники, кольца, бусы,
теплые лифы и циклы не-
нарушимые, знаки «круговое движение»,
ковку рефрена заборную,
шибари и Кафку.

— Как быть, думатель?

— Совет. Мрамор ты светлый
в драпе кариатиды или
плоть теплая под дермой мод ветреных,
драпай!
Покуда грудей твоих полушария
не от слова «изюм» изумительны,
им в городах индевелых манто
не место,
красота без взора —
что открытка без адреса, как семя в ножнах —
жизнь, но
без обнаружения смысла.
Кортик кажет себя в кинетике.

— Режет связи мясник, а нейрохирург — зашивает.
Я белый яд земли целовала, топтала,
бегала под вспотевшими парусами,
видела, как нагие кубинцы
доводят мат-рок в Сан-Франциско
до коды,
в янтарном моем кулоне ДНКанта,
я датскому принцу ответ давала, и
манускрипт рифмовала масонский.
Я подсмотрела миры лучшие,
за что наказана плетью, гонит коня моего вечно.
Сама с усами уже по-Далийски ницшевскими.
Догонишь, с телегой
страны советов наследия?

— Ты — я,
себя догонять. Чищу кусало и выезжаю.
Втираю в зеркало абразивную оду,
тру церебро́ амальгамы, считаю себя: Один,
не меньше, а с отражением — два
Нарцисса о круглых неоновых нимбах-нулях.

01.11.2018